Стихи » о любви » трогательные

Красивые, душевные и трогательные до слез стихи о любви трогательные затронут душу ваших близких!

А! это снова ты. Не отроком влюбленным,
Но мужем дерзостным, суровым, непреклонным
Ты в этот дом вошел и на меня глядишь.
Страшна моей душе предгрозовая тишь.
Ты спрашиваешь, что я сделала с тобою,
Врученным мне навек любовью и судьбою.
Я предала тебя. И это повторять —
О, если бы ты мог когда-нибудь устать!
Так мертвый говорит, убийцы сон тревожа,
Так ангел смерти ждет у рокового ложа.
Прости меня теперь. Учил прощать Господь.
В недуге горестном моя томится плоть,
А вольный дух уже почиет безмятежно.
Я помню только сад, сквозной, осенний, нежный,
И крики журавлей, и черные поля…
О, как была с тобой мне сладостна земля!

о любви | трогательные |

Ей было двенадцать, тринадцать — ему.
Им бы дружить всегда.
Но люди понять не могли: почему
Такая у них вражда?!

Он звал ее Бомбою и весной
Обстреливал снегом талым.
Она в ответ его Сатаной,
Скелетом и Зубоскалом.

Когда он стекло мячом разбивал,
Она его уличала.
А он ей на косы жуков сажал,
Совал ей лягушек и хохотал,
Когда она верещала.

Ей было пятнадцать, шестнадцать — ему,
Но он не менялся никак.
И все уже знали давно, почему
Он ей не сосед, а враг.

Он Бомбой ее по-прежнему звал,
Вгонял насмешками в дрожь.
И только снегом уже не швырял
И диких не корчил рож.

Выйдет порой из подъезда она,
Привычно глянет на крышу,
Где свист, где турманов кружит волна,
И даже сморщится:- У, Сатана!
Как я тебя ненавижу!

А если праздник приходит в дом,
Она нет-нет и шепнет за столом:
— Ах, как это славно, право, что он
К нам в гости не приглашен!

И мама, ставя на стол пироги,
Скажет дочке своей:
— Конечно! Ведь мы приглашаем друзей,
Зачем нам твои враги?!

Ей девятнадцать. Двадцать — ему.
Они студенты уже.
Но тот же холод на их этаже,
Недругам мир ни к чему.

Теперь он Бомбой ее не звал,
Не корчил, как в детстве, рожи,
А тетей Химией величал,
И тетей Колбою тоже.

Она же, гневом своим полна,
Привычкам не изменяла:
И так же сердилась:- У, Сатана! —
И так же его презирала.

Был вечер, и пахло в садах весной.
Дрожала звезда, мигая…
Шел паренек с девчонкой одной,
Домой ее провожая.

Он не был с ней даже знаком почти,
Просто шумел карнавал,
Просто было им по пути,
Девчонка боялась домой идти,
И он ее провожал.

Потом, когда в полночь взошла луна,
Свистя, возвращался назад.
И вдруг возле дома:- Стой, Сатана!
Стой, тебе говорят!

Все ясно, все ясно! Так вот ты какой?
Значит, встречаешься с ней?!
С какой-то фитюлькой, пустой, дрянной!
Не смей! Ты слышишь? Не смей!

Даже не спрашивай почему! —
Сердито шагнула ближе
И вдруг, заплакав, прижалась к нему:
— Мой! Не отдам, не отдам никому!
Как я тебя ненавижу!


Без любви, говорят, что не мил белый свет.
Ну а как быть тогда с безответной?!
«Я люблю тебя тоже!» — не скажут в ответ
И душа твоя станет бесцветной.

Говорят, без любви сердце наше бледней,
Жизнь уныла, почти примитивна.
Но бывает, с любовью живется сложней,
Если чувство твое не взаимно.


Любимый, до безумия приятно
Твоею быть счастливою женой!
Ты объяснил без слов, но все понятно:
Не быть мне больше никогда одной!

Как хорошо в твоих объятьях нежных
Мне грезить, просыпаться, засыпать…
И наших дней семейных безмятежье
Я не смогла бы ни за что отдать!


Я прилечу, я вырвусь, я смогу,
Не внемли глупым слухам об измене,
Я часто лгал, а вот теперь не лгу,
Мне без тебя, как лезвием по вене…

Мне без тебя, совсем не нужен свет,
И что разглядывать в пустом унылом мире?
Ведь без тебя и мира вовсе нет,
А пропасть безысходности всё шире…

Я прилечу, я вырвусь, я смогу,
Пускай о скорой смерти шепчут тени,
Я часто лгал, а вот теперь не лгу,
Мне без тебя, как лезвием по вене…


Безумно жаждать тихой встречи,
Со страхом встречи избегать,
С безмолвной негой слушать речи,
Дыханье сладкое впивать;

Ловить задумчивые взоры,
Упасть на девственную грудь,
С восторгом — ласки и укоры
В одном лобзании вдохнуть;

Ее одну повсюду видеть,
В нее и душу перелить,
Весь этот мир возненавидеть,
Чтоб в нем одну ее любить;

Терзать с жестоким наслажденьем,
Чтоб слезы пить с ее ресниц;
Ревнивым мучить подозреньем,
И проклинать, и падать ниц;

Слезами робко ей молиться,
Ее терзать, ее томить,
Ее томленьем насладиться —
Вот так хотел бы я любить!


Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души…
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет:- Повезло.-
Не понять не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой,-
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.


Ты мне стал однажды мужем,
Ты мне был и будешь нужен!
День и ночь лелеять буду,
Не оставлю, не забуду,

Буду вкусно куховарить,
Борщ варить, котлеты жарить,
Печь отменные ватрушки,
Петь по праздникам частушки,

Стоит только попросить —
На руках начну носить!
Для меня ты муж бесценный,
Словно камень драгоценный!


Если ты любишь, как я, бесконечно,
Если живешь ты любовью и дышишь,
Руку на грудь положи мне беспечно:
Сердца биенья под нею услышишь.

О, не считай их! в них, силой волшебной,
Каждый порыв переполнен тобою;
Так в роднике за струею целебной
Прядает влага горячей струею.

Пей, отдавайся минутам счастливым,-
Трепет блаженства всю душу обнимет;
Пей — и не спрашивай взором пытливым,
Скоро ли сердце иссякнет, остынет.


Когда из мрака заблужденья
Горячим словом убежденья
Я душу падшую извлек
И, вся полна глубокой муки,
Ты прокляла, ломая руки,
Тебя опутавший порок;

Когда, забывчивую совесть
Воспоминанием казня,
Ты мне предавала повесть
Всего, что было до меня;

И вдруг, закрыв лицо руками,
Стыдом и ужасом полна,
Ты разрешилася слезами,
Возмущена, потрясена,-

Верь: я внимал не без участья,
Я жадно каждый звук ловил…
Я понял все, дитя несчастья!
Я все простил и все забыл.

Зачем же тайному сомненью
Ты ежечасно предана?
Толпы бессмысленному мненью
Ужель и ты покорена?

Не верь толпе — пустой и лживой,
Забудь сомнения свои,
В душе болезненно-пугливой
Гнетущей мысли не таи!

Грустя напрасно и бесплодно,
Не пригревай змеи в груди
И в дом мой смело и свободно
Хозяйкой полною входи!


Ну каким ты владеешь секретом?
Чем взяла меня и когда?
Но с тобой я всегда, всегда:
Днем и ночью, зимой и летом!

Площадями ль иду большими
Иль за шумным сижу столом,
Стоит мне шепнуть твое имя —
И уже мы с тобою вдвоем.

Когда радуюсь или грущу я
И когда обиды терплю я,
И в веселье тебя люблю я,
И в несчастье тебя люблю.
Даже если крепчайше сплю,
Все равно тебя люблю!

Говорят, что дней круговерть
Настоящих чувств не тревожит.
Говорят, будто только смерть
Навсегда погасить их может.

Я не знаю последнего дня,
Но без громких скажу речей:
Смерть, конечно, сильней меня,
Но любви моей не сильней.

И когда этот час пробьет
И окончу я путь земной,
Знай: любовь моя не уйдет.
А останется тут, с тобой.

Подойдет без жалоб и слез
И незримо для глаз чужих,
Словно добрый и верный пес,
На колени положит свой нос
И свернется у ног твоих.


Я – романтик по натуре,
Я – романтик от души.
Знаю толк в литературе,
Мои строки хороши.

А сейчас я необычно
Про любовь тебе скажу.
Это будет нетипично,
Я всю душу изложу.

Я люблю тебя как банда
Любит глум и воровство.
Нет красивей бриллианта,
Чем твое глазное дно!

Ты нужна мне словно веер
В жаркий, знойный, летний день.
Подарю тебе свой плеер,
Лишь бы стала ты моей!


Бархат кожи твоей
глажу.
На словах о любви —
пошло.
То, что ждет впереди,
важно.
Всё, что было до нас —
в прошлом.
Я шепчу о любви
взглядом,
и целую твои
руки.
Мне спокойно с тобой
рядом.
Слышу гулких сердец
звуки.
Бесподобен костюм
Евы.
Ты смущенно глаза
прячешь.
Я ласкаю твоё
тело.
Под ладонью груди
мячик.
Не смущайся, моя
Нежность.
Я смогу, хоть не так
молод,
в летний зной подарить
свежесть,
и согрею в любой
холод.


Хмелею лишь от мысли о тебе,
Пьянею от неистовых желаний,
Ты самый ценный дар в моей судьбе,
Достойна мук душевных и терзаний.

Волнений оборвалась череда,
Одна лишь ты волнуешь мое сердце.
Ты слышишь?! Я навечно! Навсегда!
— Влюблен в тебя мое шальное солнце.

Я вкратце не сумею описать,
То как тебя, как чуда вожделею…
Твой нежный стан, чарующую стать
Под стать богине, я в мечтах лелею.

Болею до безумия тобой,
Весной пропахла нежностью одета.
Тебя принес желания прибой,
Любовь к тебе в веках была воспета.

В строках куплета, страсть не уместить…
Не отпустить, не удержать не вправе.
Назад не в силах время прокрутить,
Облек твой образ в мысленной оправе.

Сквозь призму ожидания в пути,
Целую каждый дюйм любимой кожи.
Такой как ты, мне больше не найти.
Люблю тебя. Хочу тебя до дрожи.


О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

Давно ль, гордясь своей победой,
Ты говорил: она моя…
Год не прошел — спроси и сведай,
Что уцелело от нея?

Куда ланит девались розы,
Улыбка уст и блеск очей?
Все опалили, выжгли слезы
Горючей влагою своей.

Ты помнишь ли, при вашей встрече,
При первой встрече роковой,
Ее волшебный взор, и речи,
И смех младенчески живой?

И что ж теперь? И где все это?
И долговечен ли был сон?
Увы, как северное лето,
Был мимолетным гостем он!

Судьбы ужасным приговором
Твоя любовь для ней была,
И незаслуженным позором
На жизнь ее она легла!

Жизнь отреченья, жизнь страданья!
В ее душевной глубине
Ей оставались вспоминанья…
Но изменили и оне.

И на земле ей дико стало,
Очарование ушло…
Толпа, нахлынув, в грязь втоптала
То, что в душе ее цвело.

И что ж от долгого мученья
Как пепл, сберечь ей удалось?
Боль, злую боль ожесточенья,
Боль без отрады и без слез!

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!


Мне верится, что встретится она,
Моя весна объятая рассветом,
Она мечта, фантазия из сна,
Мне все равно будь то зимой иль
Летом.
Я может быть, ее уже встречал,
Забыть пытался, только это тщетно.
Глаза закрыв, все чаще замечал,
Она там улыбается приветно.
Ответно я судьбу благодарил
За каждый миг, что озарен был
Светом,
Я так спешил, признанья говорил…
Но образ милой не спешил с ответом.
И ошибался, может быть не раз
В потоке фраз иллюзий и желаний,
Мечты сияли отблесками страз…
Я не жалел не чувств не признаний!
И даже за столь чувственный обман
Судьбе не раз еще скажу спасибо.
Пускай! Я с головой готов в туман!
Душа готова к чувству перегиба…
Ведь сердце не устало рисковать,
Себя под стрелы гордо подставляя.
Я знаю, что я буду тосковать
Лишь по любви, жизнь эту оставляя.


Безумие не терпит пустоты
И наполняясь во спасенье бредом,-
Не веря в преднамеренность победы, —
Я наводил из прошлого мосты

Давным-давно немытое окно,
Пыль памяти скрывает чьи-то тени,
Вот скрипнули знакомые ступени
Издалека…вчера…давным-давно..

Обрывки фраз…оплывшая свеча…
Забытый вкус надпитого бокала…-
Здесь даже время двигаться устало,
Никто не хлопнет дверью сгоряча.

Размеренно…степенно…без потерь…
И только бред спасает от безумья,
Три точки…три тире…три точки- зуммер
Обрывки прошлого…Услужливый портье

Мне помогает выйти за порог.
Бросаю в ночь безропотное тело,
Которое внезапно опустело…
Забыл куда…забыл зачем…порой

Бывает что и не о чем молчать…
Я вновь бегу в надежде на спасенье…
Охапки листьев кружит вальс осенний
И Ваши руки на моих плечах.


Таких как ты на свете мало,
Тебе подобных не сыскать,
Это мне сердце подсказало,
Хочу тебя к себе прижать!

Ты лилия на всей поляне,
Ты солнышко средь сотни туч,
Ты остров в тихом океане,
Ты среди ночи светлый луч!

Твой голос словно пенье птицы,
Твои слова — душе милей,
Твои стихи в моей странице,
Их я храню в душе своей!

Дари ты мне свои улыбки,
И словом брата утешай,
Прости же все мои ошибки,
Лишь доброе все замечай!

Люблю тебя я, дорогая,
Пишу что сердце мне твердит,
Ты для меня совсем родная,
Ведь как маяк душа горит!

Хочу отдать все что имею,
Хочу дарить тепло и свет,
Тобою очень я лелею,
Не скрою от тебя секрет!


Доступны взорам всех твои глаза,
Твоим рукам и стану пишут оды.
Твоя походка сводит всех с ума,
И не упрятать сути в ней, природы.

Но, как приятно, в мир попасть иной,
Где раскрываешься ты, как цветка бутоны,
Когда глаза счастливой пеленой
Желанье прячут в сладостной истоме.