Стихотворения » грустные

Красивые, душевные и трогательные до слез стихи грустные которые затронут душу!


1 2 3 4 »

Как грустный взгляд, люблю я осень.
В туманный, тихий день хожу
Я часто в лес и там сижу —
На небо белое гляжу
Да на верхушки темных сосен.
Люблю, кусая кислый лист,
С улыбкой развалясь ленивой,
Мечтой заняться прихотливой
Да слушать дятлов тонкий свист.
Трава завяла вся… холодный,
Спокойный блеск разлит по ней…
И грусти тихой и свободной
Я предаюсь душою всей…
Чего не вспомню я? Какие
Меня мечты не посетят?
А сосны гнутся, как живые,
И так задумчиво шумят…
И, словно стадо птиц огромных,
Внезапно ветер налетит
И в сучьях спутанных и темных
Нетерпеливо прошумит.

грустные | про осень | Иван Тургенев |

Постой, не проходи, взгляни в окно,

Там за окном дитя, во взгляде бездна,

Он в этом детском доме уж давно,

И, кажется, уже не интересно

Ему, что там, за каменной стеной,

Постой, не пожалей своих минуток,

Это могло бы быть с любым, с тобой,

Когда такой вот взгляд, но почему так?

Прививку депривации сполна,

Он получил ещё в доме ребёнка,

Где с ним не нянчились с рождения никогда.

Менялись по часам под ним пелёнки,

Кормили и поили по часам,

Спать захотел, малыш, так вот кроватка,

И словно маятником, он головкой, сам,

Качал, качал, пока не падал…. Жалко,

Как жалко, их, рождённых невпопад,

Не так и не у тех, и не в то время,

Сердечки их стараются, стучат,

Но от тоски им биться всё труднее.

Малыш заснул, дай бог, чтоб видел сны,

А может быть, там были мамы руки?

И были даже ласковы они,

Но, снова, целый день, часы разлуки.

Мелькал перед глазами персонал,

Да молча подходили, есть давали,

А малышок, одни глаза искал,

И руки, что во сне его качали.

Бежали дни, ни кто не прижимал

Его к груди, ни целовал в макушку,

Ни пожалел, и даже не узнал,

Когда у малыша болели ушки.

К головке прижимались кулачки

Но он не плакал, плачут, чтоб жалели,

Лишь взгляд его от боли и тоски,

Кого-то звал, чрез прутья колыбели.

Он бы хотел, кого то полюбить,

Узнать хотя бы, что это за чувство,

Но с той минуты, как он начал жить,

Сменялось нянечек не долгое дежурство.

Они бежали к детям и мужьям,

И берегли любовь свою, для дома.

Малыш ещё смотрел по сторонам,

Пытаясь угадать, может знакомо…

Ему вот это или то лицо,

Может запомнить лучше, привязаться,

И полюбить, без разницы, за что,

Да просто, человеком, чтоб остаться.

Ведь человек рождён, чтобы любить,

А если не научишься с пелёнок,

То организм причин не видит жить

Сколько таких, и взглядов их бездонных.

А перед ним, мелькал всё персонал,

Кормили, мыли, памперсы меняли,

А кто-то даже тихо обнимал,

Но эти руки снова пропадали.

Постой, не проходи, взгляни в окно,

Ты вечерами свою гладишь кошку,

Ты к ней привязан, даже любишь, но,

Подумай, может, дашь дитю немножко…

Своей любви, тепла, ведь не война,

Хотя тогда сирот соседи слёзно,

Но в дом пускали, значит в нас вина,

Подумай, может быть ещё не поздно…

грустные | длинные | Татьяна Нустрова |

Словно птица душа встрепенулась,
Ярче небо, ни облачка нет!
Просто солнышко мне улыбнулось,
Стал милей нежно-алый рассвет!

Шепот легкий деревьев тенистых
К задушевной беседе склонил…
Свет свой теплый, едва золотистый,
Робкий лучик в воде растворил…

Ветер гордый, порывистый, свежий
Пронимал до души глубоко,
Он целует с заветной надеждой
Эту томную гладь так легко!

Я приникну к манящей прохладе
И губами, до боли в груди
Буду пить… И затянутся раны.
Это счастье. А боль – позади.

Кружева, кружева голубые…
Паутинкою белый узор…
Утопая в душистой полыни,
Я гляжу в невесомый простор.

До беспамятства пить эту волю!
Слиться с огненной каплей росы!
Навсегда неразлучна с тобою!
Ты во мне, мир мой, я – это ты!

Убегу, повинуясь порыву,
Упаду, растворяясь вдали,
В эхе блудном продолжусь игриво,
Не умру, голос мой сохрани!

Бархат трав изумрудно-зеленый
И немая слезинка ручья…!
Край заката лилово-палёный
Светом ласковым гладит меня.

Окрыленная радостной песней,
Разливая по сердцу добро,
Я живу. Что быть может чудесней?
Я живу!!! Значит, мне повезло!


Незаметно исчезают друзья.
Реже встречи и короче звонки.
Изменить, наверно, это нельзя,
Если вы уже другие внутри.

И никто не виноват - просто жаль,
Что у всех такая разная жизнь.
Наше прошлое, летящее в даль,
Превращается легко в миражи.

Да и времени практически нет.
А еще по вечерам мало сил.
Шлешь на праздники привычный привет,
И не важно: кто писал, что спросил.

В разных странах или рядом сейчас,
Мы с друзьями, но ничьей нет вины -
Забывают постепенно про нас,
Забываем про кого-то и мы.

Может это и нормально вполне?
Может это происходит у всех?
Кто-то вырвался вперед на коне!
От другого отвернулся успех.

Но ведь нечего делить нам уже
Кроме мыслей и простых новостей.
И печально на любом рубеже
Вдруг остаться одному, без друзей.

Все, что было - это было не зря.
Ради дружбы постарайся, пойми.
Так обидно исчезают друзья
И вернуть их невозможно ... почти!

грустные | красивые | Давыдов Петр |

Немного устала…
По-женски слезинку пущу…,
Умоюсь, накрашусь…
И больше уже не грущу…
Мне просто чертовски идёт
Сильной женщиной быть…
Чтоб с лёгкостью ношу судьбы,
Словно бусы носить…


Передо мною тишина.
Лишь позади тревожный шепот .
И я сейчас опять одна.
Шагов не слышно. Бездна. Пропасть.

Передо мною пустота.
Священно солнце темных бликов.
Священный ноль небытия.
И ночь мертва без зла и криков.

Вдыхаю сухость темноты.
Качнется голова спокойно.
Смешенье красок впереди.
Темно. Легко. И мне покорно.

Стук сердца слышу. Вдох. Полет!
Навстречу серой паутине…
И много лет спустя восход
Испортит мертвую картину.

Лучи тугую тьму пронзят.
Туман над бездной посветлеет.
Восход-закат, восход-закат…
Но мир никак не повзрослеет.


Мы встретились с тобой случайно,

Весь день, гуляли по Москве,

Ты был и ласковым и нежным,

За ручку ты меня держал,

За плечи нежно обнимал,

Зашли покушать в ресторан,

Весёлым ты был ,щедрым,

А я ,настолько очарована тобой была,

Когда, ты пригласил к себе домой,

Я отказаться, не смогла,

А утром, ты сказал мне, уходи,

Сейчас, должна жена придти,

И встреч со мною ,не ищи,

Ушла, настолько было горько и обидно,

Ну.как он мог, так поступить со мной,

Сейчас,себя ругаю, не его,

И не ему, себе я не могу простить,

Нельзя, такой доверчивою быть


Любовь ты моя, неземная,
Воплощенье доброты и тепла,
Сынулечка, детка родная,
Когда ж теперь встречу тебя?

Обниму, приласкаю, поглажу,
В глаза я тебе погляжу.
Провожая в дорогу, страдаю,
И долго во след я машу.

Но нет,не вернёшься,родной мой,
Не скажешь: “Ну вот, я с тобой”.
И слёзы глаза застилают,
И сердце покинул покой.


Вот заснуть бы этой ночью,
Не проснуться б никогда.
Вот бы ангела увидеть
И взлететь бы в небеса,

Обрести бы ту свободу,
Ту,которой нету на земле,
Окунуться бы в ту воду,
Чистую,как вижу я во сне,

Забыть бы все тревоги,
Простить бы все обиды
Мы сташные прошли дороги,
Жизнь с тобой теперь мы квиты.

Заснуть и не проснуться…
Конечно страшно в смерть нам окунуться.


Когда-то давно жил я в стареньком доме.
С тех пор пролетел не один уже год.
И всем его жителям было известно
Насколько уродлив был местный наш кот .

Уродливый кот был всегда узнаваем –
Он был одноглазый и с ухом одним.
И знал он, как трудно на свете бывает,
Когда ты один и никем не любим.

Оторванный хвост, и поломана лапа
Срослась под каким-то неверным углом.
И множество шрамов.. А был он когда-то
Приятным на вид полосатым котом.

Кота никогда и никто не касался.
Бутылки и камни бросали в него.
Водой ледяной поливали из шланга.
Пытаясь прогнать со двора своего.

И лапы ему защемляли дверями,
Когда он пытался войти в чей-то дом.
Страдая от боли, зализывал раны
Уже много раз он под чьим-то окном.

Но все удивлялись, насколько отважен
Был этот невзрачный уродливый кот.
И если из шланга его поливают –
Он мокнет покорно, но не отойдёт.

И даже когда в него что-то бросали,
Он тёрся о ноги о ласке прося.
Увидев детей, он бросался за ними.
Мечтал о заботе, да только вот зря..

Не мог он понять, почему в целом мире
Не встретить того, кто бы смог приютить.
И хоть он уродлив и грязен снаружи,
Но с чистой душой и умеет любить.

Однажды кота покусали собаки,
Что жили напротив в соседнем дворе.
Послышался лай и о помощи крики.
Спустился я вниз – кот лежал на земле..

Уродливый кот был ужасно искусан,
Всё тело в крови. Он почти умирал.
Пытаясь укрыться от страха и боли,
Свернувшись в клубок, неподвижно лежал.

Он знал - наступает конец грустной жизни.
И след от слезы пересёк его лоб.
Я нёс его в дом, он хрипел, задыхался.
Мне стало вдруг плохо, меня бил озноб..

Я чувствовал то, как ему было больно.
И как тяжело ему просто вздохнуть.
Но вдруг он к лицу моему потянулся
И робко меня попытался лизнуть.

От слёз задыхаясь, к нему я прижался.
Прильнул он к ладони моей головой.
Его добрый глаз вдруг ко мне повернулся –
И кот замурлыкал, почти неживой..

И даже сквозь самые сильные боли
Просил этот кот лишь о капле любви.
О капле сочувствия, что в этой жизни
Мы доброе сердце сберечь не смогли.

Я в этот момент неожиданно понял,
Что самый красивый и любящий тот,
Кто смотрит сейчас на меня, умирая,
Обычный уродливый уличный кот.

Впервые он чувствовал чью-то заботу.
Нашёл он того, кто сумел полюбить.
И счастлив, что встретил того, кто смягчает,
А не пытается боль причинить…

Он умер чуть раньше, чем мы были дома.
Я сел у подъезда с котом на руках.
Держал его долго, пока не стемнело.
В душе поселились тревога и страх.

Ведь я осознал, что несчастный калека
Меня изменил за один только миг.
Он мне сообщил о страдании больше,
Чем тысячи лекций, уроков и книг.

Он мне расцарапал не тело, а душу.
И пусть в моей жизни немало забот,
Но я к одному только буду стремиться -
Учиться любить как,
Уродливый кот.


Я тебя никому не отдам -
Замерзающий плакал котенок,
Умудренный не по годам,
Рыл он снег серебристый под кленом.
Навсегда я останусь с тобой,
Я спасу нас обоих от стужи,
Потому что под этой луной
Мне никто больше в мире не нужен,
Я сейчас закопаю нас в снег,
Там тепло, отогреются лапки,
Мимо быстро прошел человек,
В зимней куртке и пуховой шапке.
А потом все опять расцветет,
Будет солнце сиять над землей,
И никто никогда не поймет,
Что пришлось пережить нам с тобой.
Ты держись, не смотри, что я мал,
Что в кровь изодрались ноги,
Я не выдохся, просто устал,
Ничего, нам помогут боги,
Нет, серьезно, я слышал о них,
Есть такие кошачьи боги.
Даже ветер в долине стих,
Слушал сказ малыша у дороги.
А котенок копал и копал,
Вспоминая о солнечном лете,
Он, безумец, еще не знал,
Что остался один на свете.
Рядом с ним, на седом полотне,
Еще теплое тело лежало,
А из глаз, по мохнатой щеке,
Золотая слезинка бежала.
Эй, малыш, перестань копать,
Все-равно ей уже не поможешь,
Будет лучше тебе поспать,
О нее погреться ты сможешь,
Но безумец не слышит, сопит,
Он не сдастся теперь холодам
И упрямо во мглу твердит,
Я тебя никому не отдам.
Время - за полночь, люди спят,
Находясь в поддельном раю,
У котенка глаза блестят,
Он закончил работу свою,
Тихо, тихо ступая на снег,
Подошел туда, где трупик лежал
И почти как человек,
Он на ушко ей прошептал-
Мама, мамочка, я с тобой,
Я тебя никому не отдам,
Я у клена, под снежной горой,
Нам построил постельку, мам,
Он туда перенес ее,
А потом закопался сам,
Колыбельную пел мороз,
Но ее не услышить вам,
Колыбельная эта для тех,
Кто любовью всю жизнь живет,
Забывая о бедах своих,
Только верность в крови несет,
Он, безумец, в холодном снегу,
Он за ближнего душу отдал,
До последнего мига, в бреду,
Он за шею ее обнимал.


Передо мною тишина.
Лишь позади тревожный шепот .
И я сейчас опять одна.
Шагов не слышно. Бездна. Пропасть.

Передо мною пустота.
Священно солнце темных бликов.
Священный ноль небытия.
И ночь мертва без зла и криков.

Вдыхаю сухость темноты.
Качнется голова спокойно.
Смешенье красок впереди.
Темно. Легко. И мне покорно.

Стук сердца слышу. Вдох. Полет!
Навстречу серой паутине…
И много лет спустя восход
Испортит мертвую картину.

Лучи тугую тьму пронзят.
Туман над бездной посветлеет.
Восход-закат, восход-закат…
Но мир никак не повзрослеет.


Ты моя боль и ошибка,

Ты нежность моя и улыбка,

Ты слезы мои и печали,

Рассветы, что врозь мы встречаем.

Узор на окошке морозном.

Ты близкий мой, но невозможный,

Слезинка дождя, что стучится Ты моя боль и ошибка, Ты нежность моя и улыбка,

В окно, чтоб потом раствориться.

Ты капли весенней капели,

Слова, что сказать не успели,

Мечты, что уже не свершатся,

Ты остров блаженства и счастья.

Ты свет той звезды путеводной,

Что светит свободно и гордо.

Ты добрая детская сказка,

Ты море, дарящее ласку.

Далекий ты мой, долгожданный,

Случайный, забытый, незваный.

Ты счастье мое невозможное,

Любимое, светлое прошлое.


Ты мой, а прочее не важно,
Ни расстоянья, ни года.
Все потому, что мы однажды
Случайно встретились тогда,

На перекрестке двух столетий,
На перехлесте двух миров.
И ты один такой на свете,
Пусть даже ты пришел из снов.

Пусть ты далек, но разве это
Любви помехой может быть?
Езжай, родной, хоть на край света,
И там смогу тебя любить.

И разве важно, что не вижу
Тебя уже я столько лет?
Я расстоянья ненавижу,
Тебя забыть, желанья нет.

«Ты мой, а прочее не важно»-
Я не устану повторять.
Любить тебя совсем не страшно,
Пусть что угодно говорят.

А я молву не стану слушать,
Пускай не стелется зазря.
Ведь я, конечно, знаю лучше
Какой ты есть – такой как я.

Ты мой. И горестно и сладко
Опять об этом говорить.
Но вот могла б я без оглядки
Твоей единственною быть...

Хотя, зачем такие муки?
Ты жил, одну меня любя,
А остальное все со скуки
Всего лишь было у тебя.

Ты мой, беда моя и счастье,
Ты мой бесценный человек.
Я полюбила в одночасье,
А разлюбить не в силах век.

Я все придумала? Пустое!
Я не смогла б так сочинять.
Ты мой. Поверь мне, остальное
Уже неважно для меня.


Вроде бы есть всё… а пусто.
Вроде бы радость… а грустно.
Вроде бы много… а мало.
Вроде не хочешь… а надо.
Вроде бы любишь… не знаешь.
Вроде бы правда… лукавишь.
Вроде бы плачешь… немножко.
Вроде вся жизнь понарошку.


Осень. Обсыпается весь наш бедный сад,
Листья пожелтелые по ветру летят;
Лишь вдали красуются, там на дне долин,
Кисти ярко-красные вянущих рябин.
Весело и горестно сердцу моему,
Молча твои рученьки грею я и жму,
В очи тебе глядючи, молча слезы лью,
Не умею высказать, как тебя люблю.

грустные | про осень | Алексей Толстой |

Так проходили годы, откинув снов вуаль.
Так утекали воды в мутнеющий хрусталь.
Что в памяти осталось? Печатный книжный лист,
Концертный зал и платья вечернего батист,
Дрожь в пальцах, вдохновенье, поэзия в крови,
Труды - по наставленью, искусство - по любви.
Я так стремилась к счастью, что не могла успеть,
Звук наполняя страстью, судьбу хотела спеть
На выдохе мгновений, синкопами разлук
Я оставляла мысли в ладонях теплых рук.
Я оставляла искры бессонного огня.
В той юности беспечной осталась часть меня.


Я сама порой не понимаю:
Хочу остаться иль уйти?
Часами молча обниматься,
Или навсегда тебя забыть?

Без взаимности писать" любимый "
Или спокойно говорить,
Что всё прошло, я стала вновь счастливой,
А ты всего лишь в моем прошлом был?

Но помощи просить нет смысла,
Никто не знает ведь ответ.
А я порой смотрю на фото, где мы вместе,
И мечтаю о точь-в-точь таком же, только спустя десяток долгих лет.

А помнишь, как мы ссорились ночами,
А утром было стыдно за вчера?
Как я беспечно извинялась,
А ты в ответ лишь нежно целовал меня?

И мы вели себя порой как дети, помнишь?
И как играли мы в снежки,
И как вдвоем в снегу валялись,
Не замечая, как проходят быстрые часы?

Ты, может, скажешь, что этого не помнишь,
И что давно уже забыл,
А я буду, честно, откровенна
И расскажу, кем ты в моей жизни был.

Воспоминания всё делают сложнее,
Как будто держат, не дают уйти,
Возможно, нужно просто стать сильнее,
Сказать:" Прощай, за всё прости ".

Но будет сложно жить,
Когда нельзя смотреть назад,
Я не хочу так, но Бог мне говорит,
Что нужно научиться отпускать.

грустные | длинные | Olya Solovyova |

Я думаю о смерти постоянно,
Я думаю, что смерть, она одна,
И думаю, что смерть, она приятна
Испробовать давно её пора.

Не знаю почему,
Моё мировоззрение
Испорчено давно,
И жизни этой лад.

Я знаю, не найти прощения,
Ведь скоро попаду я к душам В Ад.
С обрыва прыгну, иль порежу вены,
И может быть, я не вернусь назад,

Ведь всё равно мне
Не найти прощения,
Ведь после смерти
Попаду я в Ад.


Мне хочется назвать тебя своим,
за ту любовь которой я дышала
За то что никогда таким родным,
таким хорошем словом не назвала
Мне хочется назвать тебя своим.
за бесконечные те дни разлуки
За то что не смогу прижать к себе,
твои родные ласковые руки
Теперь ты стал далёким и чужим
и встречи наши скоро по забудешь
Мне хочется назвать тебя своим
за то что ты им никогда не будешь...


Когда уходит человек,
По крохам собирает память
Черты лица, морщинок век,
Волос седеющую наледь,

И там он жив, приходит в снах,
Смеется, плачет вместе с вами,
И даже ветер в небесах
Явь наполняет голосами,

Ведь, душу отпустив душой,
Мы сердцем отпустить не можем
Того, кто след, пусть небольшой,
Оставил там, кого, похоже,

Всем нам так будет не хватать,
Но это - жизнь, куда же деться?..
Теперь - читать и почитать.
И помнить, оживляя сердцем.


В самое сердце… над ним … пониже…
Будто вонзили в меня ножи.
Господи-боже, ведь кто-то выжил…
Кто-то же смог с этим дальше жить?!

Что же меня отпустить не хочет
Боль, что таскаю и день, и ночь?
Раны, как свежие, кровоточат:
Раны, что больше терпеть невмочь.

Эти предательства и обиды,
Твой бесконечный вранья поток…
Как ты хорош и участлив с виду,
Только на деле, увы, жесток.

Что же ты сделал со мной? А, впрочем,
Так ли уж важен теперь ответ…
Сердце, что порвано просто в клочья,
Мне по кускам собирать сто лет.

«Верьте: со временем станет легче!» -
Новая порция глупой лжи...
......................
Это неправда, что время лечит:
Время лишь учит нас с болью жить.

грустные | про боль в душе | Вихарева Юлия |

У времени свои законы.
Не страшен старости приход.
Ряд ощущений незнакомых
Приносит каждый новый год.
Ушла любовь и юность с нею –
Как в шумный зал закрыли дверь,
И счет становится яснее
Приобретений и потерь.
К последним движется пределам
Срок нашей жизни небольшой.
Как топливо, сжигаем тело
В погоне за своей душой.
Нет, не браню свои лета я:
Все впереди еще, мой друг, –
Так лес осенний, облетая,
Простор приобретает вдруг.


А холодно не только от погоды:
От снега, или дождика сырого —
Мы замерзаем, проживая годы…
Не понимая важности простого —
Не в деньгах радость, чине или власти…
Им дела нет — здоров ты иль простужен,
Простое человеческое счастье —
Когда есть те, кому ты очень нужен.
Кто ждёт тебя домой, глядя в окошко,
И без притворства сердцем обнимает.
Не страшно, если в доме хлеба — крошка…
Страшней, когда любви там не бывает…


Как грустны сумрачные дни
Беззвучной осени и хладной!
Какой истомой безотрадной
К нам в душу просятся они!

Но есть и дни, когда в крови
Золотолиственных уборов
Горящих осень ищет взоров
И знойных прихотей любви.

Молчит стыдливая печаль,
Лишь вызывающее слышно,
И, замирающей так пышно,
Ей ничего уже не жаль.

грустные | про осень | Афанасий Фет |

Страшно не то, что иней упал на ресницы,
Страшно — когда в ладонях не тает снег.
Холод не там, где по Цельсию минус тридцать,
Холод — когда в груди замерзает смех.

грустные | короткие | Лора Бейкул |

Доверие уходит по-английски.
Его теряют раз и навсегда.
Уходит - и ему не возвратиться
Ни через месяц, ни через года.

Доверие уходит не прощаясь,
В душе лишь оставляя пустоту.
Порой кусок из сердца вырывая,
Похоронив надежду и мечту.

Оно с собой твою уносит веру
В того, кого любил и уважал,
Взамен тебе оставив боль без меры,
Потери горечь и в спине - кинжал.

И те, кто у тебя его ворует,
Живут-не тужат, совесть их не ест.
Но для тебя - уже не существуют.
Осталась только память - словно крест.

…Пусть эта боль тебя не убивает,
Хоть и земля уходит из-под ног.
Ты знай - намного больше тот теряет,
Кто растоптать твоё доверье смог!

грустные | про боль в душе | Забавина Арина |

Октябрь — месяц грусти и простуд,
а воробьи — пролетарьят пернатых —
захватывают в брошенных пенатах
скворечники, как Смольный институт.
И вороньё, конечно, тут как тут.

Хотя вообще для птичьего ума
понятья нет страшнее, чем зима,
куда сильней страшится перелёта
наш длинноносый северный Икар.
И потому пронзительное «карр!»
звучит для нас как песня патриота.

грустные | про осень | Иосиф Бродский |

Я в зеркале увидел папу,
Случайно разглядев его.
Увидел и почти заплакал,
Не понимая сам с чего.

Из полумрака коридора
Вдруг папа улыбнулся мне.
Как будто он, как прежде дома,
А не в небесной синеве.

Всего лишь взгляд, но как стрелою
Печаль мои пронзила сны.
Мы десять лет уже стеною
Отделены от той весны.

Потом я понял - в отраженьи
Был - я. Похожий на него.
Одно короткое мгновенье,
А сколько вспомнилось всего!


Горькие слезы…
Горячая ванна…
Тебя больше нету….
Огромная рана…

Лезвие бритвы…
Натянуты вены…
Красный кафель
Алая пена…

Не увидим закат…
Не встретим рассвет…
Тебя больше нету…
Меня больше нет…


Точки над «и» расставляешь сразу:
Время твоё – вода.
Самая лживая в мире фраза –
«Я с тобой навсегда».


Оставь нас с музыкой вдвоем,
Мы сговоримся скоро –
Она бездонный водоем –
Я призрак, тень, укора.
Я не мешаю ей звенеть, -
Она поможет – умереть.


Ты не со мною, ты не рядом

И нет уже пути назад.

Не нужно больше слов, не надо,

Оставь лишь молчаливый взгляд.

Все пережито, песни спеты,

Погасли звезды за окном.

Пришла зима, уходит лето

И пеплом стал наш общий дом.

Забыты все минуты счастья,

Минуты радости и грез.

За солнцем вслед пришло ненастье,

За тишиною – ливень слез.

Былой любви разбита чаша,

Былых побед утерян приз.

Вся наша жизнь – уже не наша,

Такой вот у судьбы каприз.

«Нас» нет, теперь мы одиноки,

«Нас» нет, есть только «ты» и «я».

Мы нелюбимы, но свободны,

И ты не мой, я не твоя.

Но мы навеки будем вместе

В моих не сбыточных мечтах.


А ты когда-нибудь любил?
До сумасшествия, до боли.
В подушку судорожно выл,
За то, что вот такая доля?
И от бессилья стиснув зубы.
Душой то ласковый, то грубый.
Пытаясь мир перевернуть,
Чтоб лишь познать, той жизни суть.
Пытался кулаками бить,
Сбивая в кровь свои костяшки,
В запои даже уходить,
Когда бывало очень тяжко?
А ты кода-нибудь любил?
До немоты, до дрожи в теле.
Когда кричать уже нет сил,
А нервы «к черту» на пределе.
Когда нет слёз, а крик в ушах,
Немой, орёт, тебя же глуша.
А ты смотрел на образа,
Молясь за ту любовь послушно?
А ты когда-нибудь любил? …
А ты умеешь сердце слушать?

грустные | про боль в душе | Марина Грация Почитальная |

Если скажут тебе, что я умер, ты в это не верь,
Это кто-то решил над тобой очень зло посмеяться,
Вдруг не сможешь меня на земле отыскать ты теперь,
Это ложь, просто нам ненадолго придется расстаться.

Ненадолго, дружок, это значит, что не навсегда,
Не грусти, нам и раньше случалось с тобой расставаться,
Всё бывает, так что ж, только время пройдёт и тогда,
Ты поймёшь, что душой я не смог от тебя оторваться.

Если дождик идет, это я проливаюсь слезами,
Если солнце сияет, я лучиком в глаз загляну,
Если снег, тоже я, не стряхни, пожимая плечами,
Если ветер, не прячься, я нежно тебя обниму.

С добрым утром поздравлю красавицей-радугой в небе,
Доброй ночи я шелестом листьев тебе прошепчу.
Я всегда и повсюду с тобой, где бы я сейчас не был
Позови – приползу, прибегу, прискачу, прилечу!


Как больно ждать и знать, что ты не ждешь
Как больно знать, что больше ты не любишь
Так знай, душа - ты от любви умрешь
А ты взмахнешь рукой и все забудешь

Так больно было вымолвить «прощай»
Еще больней простить тебя мне будет
И даже если я прощу тебе, пускай
Но сердце такой боли не забудет

Как больно слезы жгут мои глаза
Все в черно – белом цвете оказалось
Через окно ругается гроза
На то, что небо тоже разрыдалось

Как больно от того, что не вернуть те дни
Когда могла тобою любоваться
Нам не хватило на двоих моей большей любви
Как больно от того, что нам пришлось расстаться

Как больно от того, что больше ненужна
Я для тебя растаяла с снегами
Как больно от того, что больше не важна
Тебе важней всего, что ты с друзьями

Как больно от того, что больно не тебе
Дай Бог, чтоб мы не встретились с тобой когда-то
Как больно от того, что все же встречи жду
Мне стоит все забыть, не хочется, а надо

Как больно от того, что больше не коснусь
Твоей щеки своими теплыми руками
Как больно от того, что больше не вернусь
В твой дом – ты для меня отныне под замками

Как больно от того, что больше нечего сказать
Да и зачем, все сказано глазами
И на прощанье остается помолчать
Прощай Андрей , теперь ты только память ...


Тут все уже давно надели маски,
Надежду в глубине души зажав в тиски.
Жаль, больше мы не верим в сказки.
А сердце умирает от тоски...
Она, смотря в глаза с улыбкой мне сказала:
Знаешь ли, как больно, когда душу разрывают на куски?
Времени на счастье слишком мало,
Слишком много бремени нести.
Слишком мало ты ещё страдала, что бы небу ,,Нет" произнести."
А она с улыбкой мне сказала:
Знаешь, больно если душу разрывают на куски...


Как больно по ночам рыдать...
Как больно жить и притворяться...
Как больно роль свою играть,
Идти по жизни и смеяться...

Как больно с раненой душой
Бродить в тумане бесконечном...
Как больно быть всегда с толпой,
Но все ж одной... навеки.... вечно!

Как больно без надежды жить,
И от судьбы не ждать чего-то!
Как больно больше не любить,
Но молча вспоминать кого-то...

Как жаль, что память не убить,
Одна она мне жизнь калечит!!!!
Как больно помнить ВСЁ........ и жить!!!
С нелепой верой - ВРЕМЯ ЛЕЧИТ…


Зачем истязаю себя?-
Ведь это никто не оценит,
Страдаю, рыдаю любя?..-
Ведь слезы ничто не изменят!

До боли имя кричать
Запретное и родное!...
Я слишком умела ждать.
Я слишком ждала покоя.

В руках тебе принесла
Осколок разбитого сердца –
Не принял ты скромный мой дар.
Куда с этой ношей мне деться?...

Я снова куски собрала
Кровавые и воедино
Их накрепко сшить я смогла,
К груди привязав насильно.

Рвалось, страшным криком крича,
Мое сердце, меня предавая,
К тому, кто его растерзал
И отверг, растоптав ногами!

Ах, глупое… что же ты?!
Слепое… себя ты губишь!..
Разбейтесь, пустые мечты!!!
Ах, сердце!!!... – но ты же любишь…

Вот вырвалось – и ушло.
На мольбы не ответив ни слова,
Лишь вслед прошептало одно:
«Да, Ксюш… мне не надо другого.»

Теперь бессердечная я:
В груди больной тихо и пусто.
Но память, как прежде жива,
И так без сердечка грустно…

А как оно там, с тобой?
Дорогу к тебе нашло ли?
Не бей… - прикоснись рукой,
Прошу… - ему хватит крови.

Сердечко не бей… - оно плачет.
А если не любишь – прости…
Ему быть с тобой – много значит,
Сердечко не может уйти.

…Опять истязаю себя,
И, верится, кот-то оценит.
Страдаю, рыдаю любя…
Так легче… Но все не изменит!

Всю душу я излила
И чувства, что били фонтаном,
Ладонью прикрыв на груди
Пустую и свежую рану.


Я знаю: эта грусть пройдет когда-нибудь,
Как все проходит в этом мире тленном…
Сегодня не хочу искать я жизни суть
В развале горьких чувств заледенелом.

Сегодня я хочу быть искренней с собой,
Чтоб завтра возвратилась жизни радость,
Сегодня я хочу смыть грусть свою слезой,
И не считать, что слёзы – это слабость.

Сегодня я хочу поплакать от души,
Ведь рушатся все детские мечтанья,
Не получить любовь «на век» из пустоты,
Любовь ведь – труд, а не наивные признанья.

грустные | со смыслом | Ольга Партала |

Поговори со мной, пока я жив.
Пока я здесь, возьми меня за руку.
Не слушай пульс, а просто подержи.
Не обрекай на отчужденья муку.

Не убегай, чтоб плакать по углам.
Чтоб выть над ванной, отвернув все краны.
Ведь так не легче. Я бы плакал сам,
Но слёзы только растравляют раны.

Пока ты плачешь, я лежу один,
В стерильной и прилизанной постели.
Не беспокойся, действует морфин,
Но знаешь, часто боль живёт не в теле.

Я вижу всё. Я чувствую твой страх:
В словах, в глазах,в улыбке напряжённой.
Но ты мне врёшь. Нам угрожает крах
Я как чужой тебе, как прокажённый.

Ты избегаешь правды, как огня.
Я так измучен сладкими речами…
Ты полагаешь,что щадишь меня,
Ты дверь захлопнув, шепчешься с врачами.

Но, разве, правда - признак нелюбви?
Ведь я не выношу ни лжи, ни лести.
Боишься - говори, кричи, реви
И я боюсь. Давай бояться вместе.

Во сне я видел смерть.
В который раз Она сказала:
«Приготовься. Скоро.» Но я твердил:
«Попозже, не сейчас
Придёшь за мною после разговора».

Пойми, мне очень страшно уходить.
Пока я эту стену не разрушу.
Прошу тебя, не разучись любить.
Пусть боль тебе дотла не выжжет душу.

Хочу, чтоб утром после похорон,
Ты как всегда, умылась, причесалась.
Чтоб ты не отключала телефон.
Чтоб знала, для чего ты здесь осталась.

Чтоб без меня сумела жить потом
Нормальной жизнью, а не бывшей драмой.
Чтоб у тебя был муж, уютный дом.
Ты станешь замечательною мамой.

И не терзайся, будто предаёшь,
Всё то, что в нашем общем прошлом было.
Мечтал я счастье дать тебе.
Ну,что ж...
Мне просто этой жизни не хватило.

Когда я грань миров перешагну,
И поражусь, как тот, иной, прекрасен
Я в нём останусь. Ждать тебя одну.
Живи - я очень долго ждать согласен.


Я закрываю Сердце — на замок…
Простите те — кто не успел согреться…
Я пробовала жить — с открытым сердцем…
Не получилось… Вынесла урок….

Чертовски сложно — верной быть себе…
Чертовски сложно — быть тому неверной…
Которому в Любви — призналась первой…
Хотела многого — осталась в пустоте…

Я закрываю свое Сердце — навсегда….
По крайней мере, на года, я знаю точно….
Я буду гордой… независимой… порочной…
Но в Сердце больше — не поселится беда….

Я так старалась жить… И, видит Бог…
Я так… умела…Я почти… сломалась…
Смотрите – вот, что от меня осталось…
Я закрываю…. Сердце… на замок…


Умейте удалять ушедших номера.
Из памяти. Потом из телефона.
Умейте уходить. Сжигая боль дотла.
Такая жизнь. Порою вне закона.

Умейте забывать. И плакать в одиночку.
Стирать все фото. Чистить свой архив.
Нажать delete. И просто ставить точку.
Стирая смс, пометкой» удалить».

Умейте не хранить тоски всей мегабайты
Все то, что важное осталось для вчера
Умейте забывать. Хоть это и печально.
Умейте удалять ушедших номера.

грустные | красивые | Ксения Газиева |

Осенний вечер так печален;
Смежает очи тающий закат…
Леса в безмолвии холодном спят
Над тусклым золотом прогалин.

Озер затихших меркнут дали
Среди теней задумчивых часов,
И стынет всё в бесстрастьи бледных снов,
В покровах сумрачной печали!

грустные | про осень | Александр Блок |

Я иду по лезвию бритвы:
Мне больно, но я иду…
Все сомнения, все грехи мои
На спине, согнувшись, несу.
Я не плачу, нет! Стиснув зубы,
Я шагаю по красной тропе:
Потускнели глаза, блеклы губы…
Но я все же иду к тебе.
Не увидишь ты человека,
Ты увидишь лишь душу мою.
Я приду к тебе хоть на край света –
Через адскую боль, но приду.


Всю смелость и любовь сожмав в кулак,
Я прежние стереотипы рушу.
Среди подруг произношу: "какой дурак!",
А по ночам -
Заштопываю душу.

грустные | короткие | Ангелина Болотская |

Меня не понимают,
Живу в своем я мире,
Я буду одиноко
Сидеть в своей квартире.
Закрою на замок я,
И дверь свою,и душу,
Скрывая боль за маской
Веселой,добродушной.
Все в мире будут думать,
Что я всегда такая,
Но реальность опрометчива,
Ведь я совсем другая.


Как тяжело поставить точку,
Заставить сердце все забыть,
Отрезать от него кусочек,
И дальше жить, но не любить.
По вечерам глядеть в компьютер,
Мобильник свой не доставать,
Всем сердцем ненавидеть утро,
Ведь ночью невозможно спать.
От слез уже опухли веки,
И ни о чем нет сил просить,
Но сколько ж воли в человеке —
Он может это пережить!
Сложить поломанные крылья,
Засунуть их на антресоль,
Забыть все то, что стало былью
И ждать, пока утихнет боль…


Шли Двое… через пустоту….Сбивая… Души о Дорогу….
Несли Вдвоем — одну Мечту…Одну Надежду и тревогу…
Стучало Сердце у виска…А злость и нежность – в горле комом……

Шагали Двое…плюс тоска ….По переулкам незнакомым…
По бездорожью умных фраз… По паутине пыльных буден…
Пообещав – в который раз! — Не верить ни Богам, ни людям…
И в серость вечную глядя… Палитра замкнутого круга…

Бежали Двое…от себя..Любя мучительно.. Друг Друга…
Так, по сожженному мосту… По тишине уснувших улиц ….
Шли Двое… через пустоту…
И… так… печально…
разминулись…


В сторонке бабушка стояла,
Рецепт, потертый кошелек…
А по щеке слеза бежала…
Жестокости немой упрек.

Тихонько отошла и плачет,
Ведь на лекарства денег нет.
Другие люди, спрятав сдачу
Спешили, суета — сует…

У каждого свои проблемы…
У каждого судьба своя…
А у нее кружились стены,
От слез болела голова…

Последние считает крохи,
До этого пришлось дожить…
На том листке, всего лишь строки,
От этих строк зависит жизнь…

И женщина, приняв своею,
Ту боль, что в тех глазах прочла,
К окошку повела, жалея,
И мимо боли не прошла…

Держалась за руку старушка,
Боясь надежду потерять…
К окошку шла она послушно,
Чтобы рецепт опять подать…

Та женщина все оплатила,
Вложила деньги ей в ладошку…
У бабушки слеза застыла…
Не верила, так быть не может…

Привыкли мы в добро не верить…
Проходим смело мимо слез…
Мы душу спрятали за дверью,
А на добро — немой вопрос…

А бабушка, поверив в чудо,
Поверив — есть добро на свете,
Быть может долго помнить будет,
Молитвой на добро ответив…

грустные | про боль в душе | Натали Давыдова |

1 2 3 4 »