Стихи » папе » грустные

Красивые, душевные и трогательные до слез стихи папе грустные затронут душу ваших близких!

Папочка любимый, папочка родной
Плакать я устала, прости и успокой.
Прости меня за это.
Покоя не даю
Я знаю, что так плохо,
Но я тебя люблю.
Люблю и задыхаюсь
Вся горечь до сих пор
Она не иссякает
Все давит день за днем
Она ведь не уходит
На месте до сих пор
Мне просто нужен папа,
Мне нужен только он.
Мой папа просто чудо,
Он лучший для меня,
Ведь так детей не любят,
А он любил меня.
Любил, души не чаял
Он жил лишь для меня
Он умер, потеряла,
Чудо свое я.
Поверьте, я не знаю
Сокровище мое
Я душу потеряла
Мой папа не со мной.
Я жду его ночами,
Я жду во сне его
Не верю, папа с нами
Не умирал никто.

папе | грустные |

Папочка папуля, здравствуй дорогой
Я смотрю на небо и говорю с тобой
Верю я, что слышишь ты мои слова
Только не ответишь больше никогда.
Папочка папуля как ты там живёшь?
Больно, но я знаю, жизни не вернёшь
Ты прости, ты слышишь, ты меня прости
Больше в этом мире не встретимся, увы.
Папочка папуля как же так родной?
Ты еще не должен, ты же молодой
И внуков не увидишь, как вырастут они
И маме не хватает тебя, твоей любви.
Папочка папуля легко тебе ли там?
Время нас не лечит, очень больно нам
Страшно и тоскливо сознавать в душе,
Что тело, твоё тело лежит в сырой земле.
День такой хороший,ты рад,что я пришла
С колен я поднимусь,скажу тебе «пока»
Могила стала домом телу твоему
Ты не грусти,я в гости,опять к тебе приду.


Жаль, что ушел так рано.
Жаль, оставил нас одних.
Знаешь, папа, мне ведь не хватало
Нежных слов и слабостей твоих.
Папа, милый, я тебя ведь помню,
Помню смех твой и упрямый взор.
Папа, я совсем уж взрослая ведь стала.
Никогда не принесу тебе позор!
Ты мне редко снишься, папа, редко.
Иногда я плачу по ночам.
Слышит ли об моя соседка?
Видит ли слезу в моих очах?
Папа, больше всех тебя люблю я!
И забыть не в силах никогда
Твоё нежное:”Моя роднуля!
Мое самое невинное дитя!”
Знаешь, папа, мне бывало плохо.
Знаешь, приходилось и страдать.
Но поверь мне, удавалось сухо
Чувствам этим мне отпор давать!
Папа, сильная в тебя я!
И как ты пытаюсь доброй быть.
Больше жизни лишь тебя люблю я!
Никогда я не смогу забыть!
Папа, мама тоже рядом…
Не всегда, конечно, но грустит…
Жизнь нам иногда казалась адом…
Ведь ты там, где ветер лишь свистит.
Как же я мечтала в детстве,
Чтоб вернулся по скорей домой.
И под твоим чутким руководством
Поиграть с какой-нибудь юлой…
Папа, ты наверно меня видишь.
И ведешь на правильном пути.
Все мои ошибки ты заметишь
И исправишь. Если что, прости!
Папа, я безумно так скучаю.
По безоблачному детству, по тебе.
Как тебя вернуть, увы, не знаю.
И от этого совсем не по себе!


УЗИ тогда неверно предсказало…
Как ждал отец мальца-богатыря!
И вот в июне, когда солнце встало
На свет явилось чудо… Только я…

Розовощекая, кудрявая девчонка,
С глазами цвета северной звезды,
«Носила» белые в горошину пеленки,
И синие (на улицу) банты.

Не часто батя подходил к кроватке,
Лишь только если был изрядно пьян,
И то и дело мне шептал украдкой:
«Эх… мне бы парня… чё ж ты не пацан…»

Бежало время, папkа стриг мне челку,
И баки по мальчишечьи крамсал,
Смеялся в бороду:"Даааа, все таки мальчонка»,
И на футбол с парнями отпускал.

Он уставал, но каждую субботу
Мы шли на поле, чтоб «копнуть червей»,
Он мне про север и медведей что-то
Рассказывал из юности своей.

А я в глаза его огромные смотрела,
Когда у «ламбины» встречали мы зарю,
И говорила тихо и не смело:
«Папулька, я люблю тебя, люблюююю»

Он улыбался и, метнув «удило»,
Подмигивал:"Тащи давай — клюет».
Я это рыбу лишь за то любила,
Что рядом папа был, да синий небосвод.

Он провожал меня частенько в школу,
Мы молча шли — он медленно курил,
Мне этот едкий запах по-приколу —
Родным и лучшим в мире тогда был.

Когда я поздно приходила с дискотеки,
Он у ворот меня встревоженный встречал.
Осунувшись, лишь никотина реки
В шальную ночь, измучившись, пускал…

И вот однажды я пришла и звонко
Сказала :"Пап, я замуж выхожу!
И не перечь, я взрослая девчонка!
И не держи!"Он тихо: «Не держу…»

Лишь побледнел и пачку красной «Примы»
Сжал в кулаке, да так, что в пыль табак…
И пожелал:"Люби и будь любима,
Так, чтоб семью «родили», а не брак».

Он обнимал меня на свадьбе крепко,
И мне казалось — это в-первый раз…
Oн всё ловил в толпе и взглядом цепким
Следил за мной, не отрывая глаз…

К полуночи в торжественном разгаре,
Он встал и тост шальной провозгласил:
«Пью за тебя, на всем огромном «шаре»
Я больше всех тебя, хорошая, любил!»


Вот так негаданно, нежданно,
Уходит близкий и родной…
Как же мгновенье долгожданно,
Что постучишься вновь домой…

Ты ЕСТЬ! Воистину, ТЫ ЛУЧШИЙ!
И жизнь Тебя не заменит!
Но вариант нагрянул худший-
Навек он душу схоронит…

Коль знать, что вновь обмолвишь слово,
Коль знать, что руку вновь сожмешь…
И что, вот-вот, обнимешь снова,
Мою ладонь в свою возьмешь…

Скажи, зачем Ты нас покинул?
Зачем ушел Ты в мир иной?
Зачем Ты солнце опрокинул,
Заставив сжечь все под Собой….?

Ты был, ТЫ ЕСТЬ, Ты будешь вновь…
Ты вечный НАШ… Ты невозвратный…
Слегка откинутая бровь и гордый взгляд,-
Вот так внезапно оставил в сердце вольный след…
На фото-лишь черты родные…

Прости, РОДНОЙ! Прощенья нет
Мне за слова на столь больные…
Ведь как простились мы с Тобой?
Никак… заснул на век, мой милый…

Молю, пари Ты надо мной
Крылатой птицей большекрылой…
Молю, приди Ты в мои сны…
И обними меня покрепче…
Не думал Ты… Не верим Мы…
Я знаю, что Тебе не легче
Смотреть на слёзы, пустоту,
Что так терзают наше сердце…
Вселил ты смертную тоску…
Навек Открыл ты к Богу дверцу…

Звездой зажгись… Мою направь…
Оберегай НАС ВСЕХ, родимый…
Воспоминания оставь…
НАВЕКИ НАШ… НЕЗАМЕНИМЫЙ…


Как тяжело на свете
Терять родных людей.
Ничем уж не заменишь
Родительских корней.
Когда мой папа умер,
Так было тяжело!
И боль в душе осталось,
Хоть много лет прошло.
Он в снах приходит редко,
Но в мыслях вижу я
Его портрет далекий.
Хранит его земля,
Душа его летает
В далеких небесах,
За мной он наблюдает
С любовью и слезах.
Порой так не хватает
Его поддержки мне,
А сердце мое знает:
В раю он, не в костре.
Так хочется прижаться
К ЕГО ГРУДИ большой
И встречей наслаждаться.
Как в детстве, всей душой!
Услышать его голос,
Ласковый, родной,
И строгий, и сердитый,
Родительский такой.
Как дороги мгновенья
Всех наших милых встреч,
И эти встречи могут
Огонь души разжечь.
Огонь этот поможет,
Даст силу к жизни мне.
Отец! Приди на встречу
Хотя бы в моем сне!


Нет, мой отец погиб не на войне —
Был слишком стар он, чтобы стать солдатом,
В эвакуации, в сибирской стороне,
Преподавал он физику ребятам.

Он жил как все. Как все, недоедал.
Как все, вздыхал над невеселой сводкой.
Как все, порою горе заливал
На пайку хлеба выменянною водкой.

Ждал вести с фронта — писем от меня,
А почтальоны проходили мимо…
И вдалеке от дыма и огня
Был обожжен войной неизлечимо.

Вообще-то слыл он крепким стариком —
Подтянутым, живым, молодцеватым.
И говорят, что от жены тайком
Все обивал порог военкомата.

В Сибири он легко переносил
Тяжелый быт, недосыпанье, голод.
Но было для него превыше сил
Смириться с тем, что вновь мы сдали город.

Чернел, а в сердце ниточка рвалась —
Одна из тех, что связывают с жизнью.
(Мы до конца лишь в испытанья час
Осознаем свою любовь к Отчизне.)

За нитью — нить. К разрыву сердце шло.
(Теперь инфарктом называют это…)
В сибирское таежное село
Вползло военное второе лето.

Старались сводки скрыть от старика,
Старались — только удавалось редко.
Информбюро тревожная строка
В больное сердце ударяла метко.

Он задыхался в дыме и огне,
Хоть жил в Сибири — в самом центре тыла.
Нет, мой отец погиб не на войне,
И все-таки война его убила…

Ах, если бы он ведать мог тогда
В глухом селе, в час отступленья горький,
Что дочь в чужие будет города
Врываться на броне «тридцатьчетверки»!


Смотрел малыш на папу так влюблённо
И крепко-крепко за руку держал.
Звучал счастливый смех волшебным звоном
И папа будто в детство вновь попал…
Они играли вместе на площадке,
Крутилась беззаботно карусель…
А дома мама ждёт и всё в порядке.
Там мишки, зайки, тёплая постель…
Малыш за шею папу обнимает…
Душа к душе любовь рекой течёт.
Уже сердечко маленькое знает,
Как здорово, что папа с ним живёт…
А рядышком с игрушечной коляской
Играла чья-то девочка одна…

Недетскую печаль скрывали глазки,
Ведь детская душа без слов видна…
Спросил отец кудрявого мальчишки:
«Малышка, что за слёзки мне видны?»
«Мне мама перед сном читает книжки,
А папа не приходит даже в сны…
Я вечерами мамочку жалею,
Она, бедняжка, очень устаёт.
А с папой нам бы было веселее,
Но он другую дочку с тётей ждёт…»,
Когда малышка это всё сказала,
Похолодел от слов чужой отец…
Мужское сердце искренне шептало:
«Не разбивайте маленьких сердец!»
Не оставляйте дочку или сына,
Вам не вернуть потом ушедших дней.
Я верю, настоящие мужчины
Свободу любят МЕНЬШЕ, чем детей!


Здравствуй, папа, родной, как ты там?
Самый любящий в мире мужчина.
Знаешь, если года посчитать,
У тебя сейчас были б морщины.
Я бы их целовала шутя,
Или ныла в рукав, когда плохо.
Ты шепнул бы, что годы летят,
Только я все такая ж дуреха.
Ты мне сниться совсем перестал.
Не приходишь-скажи мне, так надо?
С ливнем весточку дай-как ты там?
Я ей буду отчаянно рада.
Я тебе расскажу, как живу,
Что пишу, с кем не жду больше встречу.
И что еле держусь на плаву,
Все надеясь, что "время залечит".
А оно мерно тикает в такт,
Долго шьет оно швы-не для слабых.
Знаешь, если года посчитать.
Седина тебе очень пошла бы.


Беда внезапно подкралась,
Пришлось проститься нам с тобой,
Душа тоскою налилась.
Как дальше жить, ответь, родной!

Не смело я рукой вожу,
По фотографии твоей.
И лишь в ночи во тьму кричу:
“Вернись, Папуль, вернись скорей!”

Хочу сказать: “Прости, Люблю,
Нам очень трудно без тебя”
А Бога Об одном молю,
Пусть он хранит теперь тебя!


Небеса забирают тех,кто любим,
Кто в сердце душе нашей храним.
Где- то там в облаках их души летают
Ночами нам путь они освещают.

В предрасветной дымке, в утреннем тумане
Мы их не видим,они рядом с нами.
В первых лучах восходящего солнца
Светят родные в наши оконца.

Лёгким ветерком пусть они обвевают,
По нам они тоже очень скучают.
Но нету возможности им сообщить
Только во сне дано приходить.

Хоть так они могут с нами общаться
Снова во сне нам улыбаться.
Что -то сказать нам в нашем сне
Только вот так пообщаться из вне.


Папа, папочка, папуля
Мне очень больно, я тоскую
Мне больно, все напоминает,
Все о тебе и я не знаю,
Как жить, ведь рядом тебя нет,
А я живу зачем мне свет.
Зачем он нужен без тебя,
Зачем живу ведь так нельзя,
Ведь ты мой свет,
Ты моя радость
Ты мой любимый человек.
Когда ты умер, я осталась
Совсем одна, погас мой свет
Во тьме кромешной, свет ищу я
Но без тебя я не хочу,
Я не хочу так жить, мне в тягость
Отец я без тебя осталась
Непонимала я что будет
Мне очень больно
Бог рассудит.


Он был со мной. Всегда и всюду
Смеялся,плакал и грустил.
Бездонных глаз я не забуду.
И знаю - он меня любил.
Я знаю,что бы ни случалось
Он защищал всегда меня
И только память мне осталась
О нем. И я виню себя
Что не смогла я попрощаться,
Что не успела я понять
Что суждено мне с ним расстаться,
Его навечно потерять.
Я знаю точно,заслужила.
Его сберечь я не могла.
Но до безумия любила
И буду я любить всегда.
Пусть он сейчас меня не слышит,
Но знаю я,что видит он
Как тяжело без него дышит
Та,что звала его отцом..


Здравствуй пап!
Как там у вас в этом небе бескрайнем?
Знаешь, у нас тут так льет, что до жути.
Пап, я скучаю, но всё это в тайне,
Просто молчать легче мне, а по сути...
Хочется, хочется...всем поделиться.
Как провела выходные и отпуск.
Только пап продолжай дальше сниться,
Мне ты там нужен... порою как воздух.
Папа, я мерила белое платье...
Верно папуль, вот и это случилось.
Пап ну скажи - это женское счастье,
Жаль тебя только нет...как то грустно сложилось.
Ты же будешь смотреть? Улыбаться и плакать,
И как мама обнимешь, поздравишь меня.
Перестань, я прошу! Я смогу слезы спрятать.
И сдержаться смогу только ради тебя.
Я к тебе забегу поделиться, не бойся,
Только жаль без тебя мы рисуем мечты.
Он отличный поверь, пап, прошу, успокойся...
Он такой же хороший, ну прямо как ты.
У тебя там наверно тепло и спокойно,
И поют соловьи, разнося сладкий звон...
А ты знаешь папуль, мне почти что не больно,
ОН похож на тебя, так похож, Боже, он.
Ты пошли нам тепла, я тогда угадаю
Это ты...и пускай будет солнечно - тесно...
Здравствуй папа...родной, я безмерно скучаю.
Я не плачу совсем, честно папочка...честно...


Папа ушёл, вот его чемоданы —
Он заберёт их попозже, потом…
Трое теперь нас осталось у мамы —
Я и брат Санька с чёрным котом.
Чем же ТА женщина папе дороже?
Что в ней такого, чего у нас нет?
Папа сказал, что она помоложе,
Любит сильней и несёт...


Жаль, что ушел так рано.
Жаль, оставил нас одних.
Знаешь, папа, мне ведь не хватало
Нежных слов и слабостей твоих.
Папа, милый, я тебя ведь помню,
Помню смех твой и упрямый взор.
Папа, я совсем уж взрослая ведь стала.
Никогда не принесу тебе позор!
Ты мне редко снишься, папа, редко.
Иногда я плачу по ночам.
Слышит ли об моя соседка?
Видит ли слезу в моих очах?
Папа, больше всех тебя люблю я!
И забыть не в силах никогда
Твоё нежное:”Моя роднуля!
Мое самое невинное дитя!”
Знаешь, папа, мне бывало плохо.
Знаешь, приходилось и страдать.
Но поверь мне, удавалось сухо
Чувствам этим мне отпор давать!
Папа, сильная в тебя я!
И как ты пытаюсь доброй быть.
Больше жизни лишь тебя люблю я!
Никогда я не смогу забыть!
Папа, мама тоже рядом…
Не всегда, конечно, но грустит…
Жизнь нам иногда казалась адом…
Ведь ты там, где ветер лишь свистит.
Как же я мечтала в детстве,
Чтоб вернулся по скорей домой.
И под твоим чутким руководством
Поиграть с какой-нибудь юлой…
Папа, ты наверно меня видишь.
И ведешь на правильном пути.
Все мои ошибки ты заметишь
И исправишь. Если что, прости!
Папа, я безумно так скучаю.
По безоблачному детству, по тебе.
Как тебя вернуть, увы, не знаю.
И от этого совсем не по себе!


Почему ты так безвременно ушел?
Мое сердце от разлуки тает
Как мне хочется чтоб ты сейчас пришел
Не хватает мне твоей отцовской ласки
Как хочу твоих коснуться рук,
Но я понимаю я не в сказке
Разрывает сердце мое стук
Почему сейчас ты не со мною?
Не могу найти сейчас ответ
Ты теперь мой Ангел за спиною
Ты в моей душе заветный свет
За тебя молиться вечно буду
Хоть и тяжело, но надо жить
Никогда тебя я не забуду
Я тебя не в силах разлюбить
В жизни тяжело я понимаю
Слезы я не в силах удержать
Я держаться буду обещаю
Чтобы боль тебе не причинять
Папа мне тебя так не хватает
Я не в силах боль свою унять
Зимний снег на улицах растает
Я пойду на кладбище опять
Отыщу знакомый с детства холмик
Положу душистые цветы
Твой теперь навечно это домик
Улыбнешься мне с портрета ты
Я присяду рядом у могилы
Обо всем с тобой поговорю
Вновь слеза на сердце накатила
Я тебя за все благодарю
Почему же мы сейчас не вместе?
Почему? я спрашиваю себя
Я сожму в руках могильный крестик
Папа мне так плохо без тебя
Почему ушел ты не прощаясь
Под осенним проливным дождем
Мы тебя так любим возвращайся
Посидим как раньше все втроем
Мама снова будет улыбаться
Обниму тебя за шею я
Мы теперь не будем расставаться
Мы теперь опять одна семья
Я очнусь меня разбудит ветер
Я любимый крестик обниму
Почему же нет тебя на свете?
Почему же папа почему?


Как не хватает мне отца,
его фигуры и лица,
его видавшей виды шляпы
и слова ласкового «папа».
Парки расплетается клубок.
Тычется комочек в левый бок.
Этой нити вечно виться, длиться.
Прежних дней струится вереница…

Снег, идущий миллионы лет,
миллионы раз мне скажет «нет».
Тысячи безжизненных снежинок
мне напомнят тысячи ошибок,
что поправить нам уже нельзя.
Я иду, по памяти скользя.
Но сквозь лёд кромешной мерзлоты
вновь упрямо проступаешь ты,
как черты на мокром фотоснимке,
где с тобой лицом к лицу в обнимку.

Ты, облетевший календарь,
тем днём опять меня ударь,
когда лежал, объятый тьмой,
глухонемой, уже не мой…
Задую памяти свечу.
Я больше помнить не хочу!
Но опять встаёт свеченье дней,
где ты чем далече, тем родней…
И, сердце стиснувши в горсти,
хочу хоть что-нибудь спасти
из людоедской пасти времени
и унести с собой из темени.

Ты превратился в скрип дверной,
в стук веток, ветра вой ночной,
в звезды вечерней слабый свет,
в далёкий чей-то силуэт,
в скупую горсточку кутьи,
в твои заметки и статьи,
в волну на волжском берегу,
в сиротство, жалость и тоску…

Январь мне с каждым годом всё страшней.
А ты мне всё нужнее и нужней.
Известие о смерти лживо.
Ты жив. Всё помнится так живо.
Всё, что во мне тоскует и грустит
и что скорее жизнь мою скостит.

Я приду к тебе подземным ходом,
приплыву по Волге пароходом.
Подземный ход —
под зимний лёд,
под сотни дней,
замёрзших вод.
Вчерашний снег,
вчерашний день,
что зазвенит —
едва задень,
и отзовётся эхом вдаль
с ума сошедший календарь.